Главная > Главная, Студентам духовных школ > А.Л. Дврокин: ТИПОЛОГИЯ СЕКТАНТСТВА

А.Л. Дврокин: ТИПОЛОГИЯ СЕКТАНТСТВА

Скачать целиком (947)

ТИПОЛОГИЯ  СЕКТАНТСТВА  И  МЕТОДЫ  АНТИСЕКТАНТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ  РУССКОЙ  ПРАВОСЛАВНОЙ  ЦЕРКВИ

I. Секты и религии
Типологизация сектантства с православной точки зрения представляется сложной задачей. Во-первых, до сих пор не существует единообразия в вопросе о том, какие именно организации мы называем сектами. Часто наряду с выражением “секта мунитов” или “секта богородичников” можно услышать “секта методистов” или даже “секта лютеран”. В православной публицистике часто можно столкнуться с неразличением таких понятий, как “сектант”, “еретик” и “инославный”, в результате чего происходят курьезы, подобные следующему: кришнаит, добившийся слова на православной конференции, начал свое выступление словами: “Мы, инославные кришнаиты…”. Для него это выражение вполне логично: он считает, что поклоняется тому же Богу, что и мы, но лишь под именем Кришна. Для нас же, естественно, это совершенно недопустимо и кощунственно. Поэтому, наверное, прежде всего необходимо на обще-церковном уровне принять список тех религи-озных организаций, которые мы считаем инославными христианскими конфессиями и традиционными религиями; с ними Церковь может вести диалог и вступать в официальные контакты. Но наряду с этим следует составить и список тех религиозных организаций, которые мы считаем деструктивными сектами; вступать в контакт с ними Церковь не может ни при каких обстоятельствах. Это значит, что Русская Православная Церковь будет бойкотировать мероприятия, к участию в которых она приглашается наряду с этими сектами.
Общепринятый в мировой практике критерий для этих списков - традиционность той или иной религии. Как правило, все новейшие религиозные движения, начиная с мормонов и иеговистов, рассматриваются специалистами как деструктивные культы. Естественно, существует и пограничная зона. Спорной остается принадлежность к тому или другому списку таких организаций как “адвентисты 7 дня”, “христианская наука” и нескольких других.
Критериями тут может быть наличие контроля над сознанием, подавление личности адепта организацией, информационная блокада, разрыв родственных и дружественных связей, обман или сокрытие части важной информации при вербовке, наличие секретных вероучений и тайных уровней посвящения и т. п. Но, наверное, главный из этих критериев - это “гуруизм”. Если религия (в ее подлинном смысле) характеризуется стремлением к связи с Богом, то в сектантском менталитете все зацикливается либо на связи с обожествленным лидером, либо - с также обожествленной всеведущей и всемогу-щей организацией. Чтобы не быть голословным, приведу цитату о роли гуру из программной кришнаитской книги. Приводимые слова говорит ученик, лежа пластом у ног гуру и уткнувшись лицом в его ступни: “Ты - это мое духовное солнце, а я - ничтожная искра Твоего сияния; Ты - мой Господь, а я - твой слуга навечно. Нектар Твоих лотосных стоп опьяняет все мои чувства, а я полагаюсь лишь на беспредельную сладость Твоего святого Имени. Что я, падший, могу сказать по своему собственному разумению? Я здесь лишь для того, чтобы исполнять Твою волю. Я испытываю великое удовлетворение, произнося слова, которые Ты вложишь мне в уста. При этом я даже не буду задумываться над тем, правильны они или нет.” Последняя фраза весьма характерна: в отличие от православных канонов, подчеркивающих, что послушание должно быть сознательным, и что оно кончается там, где начинается ересь или любой отход от церковного учения или практики, секта ставит за образец слепое повиновение гуру и поклонение ему как богу. В Православии же духовное руководство всегда имеет цель вести пасомого к Господу, помочь ему в деле спасения души, способствовать приуготовлению ее к жизни вечной. Для контраста напомню вам высказывание основателя кришнаизма Бхактиведанты Свами Прабхупады: “Если у вас есть проблемы с Богом, помочь вам может только гуру. Если же у вас проблемы с гуру, помочь вам уже не может никто”.
Между тем, стремление обрести бога близ-кого, понятного, видимого и ощутимого, который взял бы на себя непосильное бремя свободы и ежечасного и ежеминутного выбора, без-условно является одним из главных искушений падшего человечества. В этом смысле необходимо подчеркнуть, что сектантские настроения совсем необязательно присущи только лишь членам сектантских организаций: с ними можно вполне столкнуться и в окружении поп-звезд, и в рабочем коллективе и даже в православном приходе. Когда дама одной из московских так называемых “реформистских” общин заявляет: “Не знаю никаких епископов; знаю моего батюшку - и больше мне ничего не нужно”, - мы с грустью вынуждены констатировать, что сталкиваемся со вполне конкретным проявлением сектантского менталитета. На нем же, увы, основан и такой довольно распространенный в сегодняшней церковной жизни феномен как “младостарчество”. Но, конечно, в нашей Церкви все эти извращения и злоупотребления - периферийные явления, осужденные священноначалием, а в тоталитарных сектах они являются нормой и образцом и составляют саму основу их существования.
Мы можем исходить и из такого определения сект “Секта - это (религиозная) организация, находящаяся вне Церкви и активно ей противодействующая”. Тут следует пояснить два момента: во-первых, следуя словам свт. Феофана Затворника, мы знаем, где есть Церковь, но нам не дано знать, где ее нет, а во-вторых, одна и та же организация может в одном месте не быть сектой, а в другом - быть ею. Скажем, буддисты в Гималаях безусловно традиционная религия, но буддийские группировки, занимающиеся прозелитизмом на улицах российских городов имеют вполне сектантский характер. И мы, поддерживая официальный диалог с гималайским буддизмом, можем вполне открыто за-явить его представителям, что, ввиду характера деятельности новых буддийских (и псевдобуддийских) организаций в России, мы вынуждены рассматривать их как секты и относиться к ним как к таковым.
Наконец, есть и дополнительный критерий: совместимость той или иной религиозной организации с культурной традицией страны, о чем подробно будет сказано ниже.
II. Типологизация новых религиозных движений
Не меньшие сложности вызывает и типологизация собственно деструктивных культов. Например, согласно наиболее распространенной схеме, все новые религиозные движения делятся на псевдохристианские (напр. Ц. X., “виссарионовцы”, мормоны, “Семья”, муниты и т. д.), восточные (напр., кришнаиты, “Аум Синрике”, “Трансцедентальная медитация”, “Ананда Марга” и др.), психологическо-терапевтические (напр., сайентология, “Нейролингвистическое программирование”, “ЭСТ” и др,) и движение “New Age” (”Новой Эры”). Сразу же нужно от-метить, что из этой схемы обычно выпадает такое новое явление, как коммерческие культы, типа известного у нас в стране “Гербалайфа”. Эта категория сект характеризуется отсутствием собственного религиозного учения при наличии всех основных вышеперечисленных признаков сектантства. К тому же, коммерческими культами можно назвать вообще все сектантские движения, ибо все они прежде всего нацелены на наживу и власть. К тому же, во многих “новых культах” проглядывает еще одна черта, роднящая их с культами коммерческими: стремление к вполне земному благополучию, типичное, например, для сайентологии, трансцедентальной медитации и для антропософской практики, известной как вальдорфская педагогика.

Главная, Студентам духовных школ

  1. Комментариев пока нет.
  1. Трекбеков пока нет.
Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.