Главная > Студентам духовных школ > ОСНОВНОЕ БОГОСЛОВИЕ (Проф. А. И. ОСИПОВ)

ОСНОВНОЕ БОГОСЛОВИЕ (Проф. А. И. ОСИПОВ)

Скачать целиком (766)

ОГЛАВЛЕНИЕ:

ОСНОВНОЕ БОГОСЛОВИЕ

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ХРИСТИАНСТВА

СУЩНОСТЬ ХРИСТИАНСТВА

КУМРАНИТЫ (ессеи) и ПЕРВОХРИСТИАНСТВО

КУМРАНИТЫ И ПЕРВОХРИСТИАНСТВО

УЧИТЕЛЬ ПРАВЕДНОСТИ И ГОСПОДЬ ИИСУС ХРИСТОС

СЕПТУАГИНТА И МАСОРЕТСКИЙ ТЕКСТ

ОЦЕНКА ДУХОВНОСТИ КУМРАНИТОВ

О ЛИЦЕ ГОСПОДА ИИСУСА ХРИСТА

(Древнейшие библейские свидетельства о Христе)

ПЛИНИЙ ИМПЕРАТОРУ ТРОЯНУ

ДОГМАТ О ТРОИЦЕ

БОГОВОПЛОЩЕНИЕ

ИСКУПЛЕНИЕ

НРАВСТВЕННОЕ УЧЕНИЕ ХРИСТИАНСТВА

ВЛИЯНИЕ ХРИСТИАНСТВА НА МИР

ХРИСТИАНСТВО И СОЦИАЛЬНО – ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ ОБЩЕСТВА

ХРИСТИАНСТВО И СТОИЦИЗМ

Христианское учение о Боге

Отличие христианства от учения о логосе

Вопрос о Богодуховности Священного писания

Вопрос о Священном Предании

ИУДАИЗМ

МЕТОД РАБОТЫ ИУДАИЗМА

КОНФУЦИАНСТВО

ИСЛАМ

Содержание Ислама

С у ф и з м

Б У Д Д И 3 М

ДУХОВНАЯ ЖИЗНЬ БУДДЫ

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ХРИСТИАНСТВА

Вопрос о происхождении христианства полностью разрешается и историческими свидетельствами священных писателей Нового Завета, мужей апостольских, апологотов, а также противников христианства и светских историков 1-111 веков, не говоря уже о писателей позднейших, масса иных свидетельств: храмы, катакомбы, изображения христианские, иконы, монеты и т.д. - более, чем достаточно говорит о времени появления христианства - первой половины 1 века, - так и о характере его возникновения, внезапном, неожиданном, сверхестественном. С другой стороны, харакроторической обстановки времени появления христианства свидетельствует о том, что рождение этой новой религии в данную эпоху не только не было обусловлено какими-либо объективными историко-социальными факторами, но напротив, оно появилось как бы противоестественно , ибо было встречено первоначально всеми слоями населения крайне враждебно. Именно это чрезвычайной важности обстоятельство особенно убедительно говорит каждому беспристрастному исследователю о неистественности происхождения и, следовательно, сверхестественности христианства.

Конечно, атеизм не может принять подобного вывода и поэтому пытается найти естественные причины возникновения христианства Особенно много потрудились в этом направлении т. н. мифологическая школа, начало которой связывают с именами деятелей французской революции конца XVIII века К. Вольнея, Ш. Дюпжи. Из наиболее известных ее представителей можно отметить Бр. Бауэра (+1933), А. Древса( +1935), А. Рановича(+1948).

Их попытки объяснить естественным образом происхождение христианства можно в основном свести к следующим главным тезисам:

1) Христианство возникло как следствие отчаяния рабов и угнетенных , не сумевших освободиться путем восстаний от ига поработителей и нищеты, и поэтому обративших взор к религиозной фантазии в форме христианства.

2 ) Христианство возникло не сразу, так сказать революционно, но постепенно формировалось из разрозненных судейских и языческих верований, представлений и мифов. Научные труды Духовной семинарии Свято-Троицкой Сергиевской Лавры Московской епархии

3 ) Никакого исторического основателя христианства не было. Иисус Христос - миф. Мифами являются и все прочие евангельские лица.

4) Христианство возникло не в Палестине, но в Александрии или в Риме, и не в первой половине, а в конце 1 или даже в начале 11 века.

Обоснование этих тезисов, как и целому ряду других мнений, вот уже на протяжении ста лет отводится одно из центральных мест в атеистической литературе. Многие тысячи страниц посвящены этим вопросам. Каковы их результаты?

Не касаясь их анализа защитниками христианства, попытаемся осветить эти вопросы на основании высказывания тех, кто является значительным для современного атеиста.

1. В статье Ф. Энгельса “О происхождении христианства” (ж. “вопросы философии”, N II. 1970 ) А. Н. Каждан, доктор исторических наук, так отзывается о гипотезе происхождения христианства основанной на т. н. поражение революции рабов: “Модная одно время в нашей литературе теория, связывающая становление христианства с т. н. “революцией рабов” (стр. 8) не имеет под собой серьезного основания, тем более. что и сама “революция рабов” на поверку оказалась историкографической фикцией, или даже внеисторикографической фикцией” (стр. 93).

Поэтому несостоятельный оказывается утверждение о том, что причины возникновения христианства явилось ухудшение материального положения угнетенных народных масс и новых форм эксплуатации, возникшие с римскими завоеваниями и поражениями ^восстаний рабов. Тот же автор пишет: “Но по всей видимости ^изменение форм эксплуатации не оказало непосредственного влияния на возникновение христианства” . “Теперь мы лучше, чем в прошлом веке, знаем экономическую историю Римской империи и можем подчеркнуть удивительный парадокс: социальный вакуум и моральная изношенность . . . установились в условиях относительного материального прогресса. Римляне в первые века н. э. жили в общем лучше, чем до этого: строили лучше дома, лучше питались и, может быть, получали лучшее среднее образование. Улучшение быта коснулась по всей видимости, даже рабов, не говоря уже о вольноотпущенных. Это важно подчеркнуть потому, что критика “гипертрофик” погони перепроизводства материального, критика погони за благами мира сего составила один из важнейших моментов социальной программы раннего христианства” . (стр . 94 ) .

2. Попытка объяснить первоначальное христианство продуктом синкретическим оказывается также совершенно необоснованной. Первое, что наиболее сильно говорит против “эволюционного появления христианства и синкретического характера его образования - это внезапность появления христианства, за которым последовало совершенно непонятное в естественном плане его широкое распространение “по всей вселенной”. . Ф. Энгельс, например, в “Книге откровений” прямо называет христианство “крупным революционным движением” (К. Маркс и Ф. Энгельс, соч. т. 21стр. 8). Он же в труде “К истории первоначального христианства” писал: “Где же был бы выход, где было спасение для порабощенного , угнетенного и впавшего в нищету - выход, общий для всех этих различных групп людей с чужими или даже противоположными друг другу интересами. И все же найти такой выход было необходимо для того, чтобы они оказались охваченными единым великим революционным движением.

Такой выход нашелся, но не в этом мире, при тогдашнем положении вещей выход мог быть лишь один - в области религии”. Ниже он пишет: “Ну вот появилось христианство” (Ф. Энгельс “О первоначальном христианстве” M. I 96 2. стр. 38, 39). Эта последняя фраза особенно ярко подчеркивает внезапность, революционность возникновения христианства. Современно очевидно, конечно, что говоря о “революционности” христианства, Ф. Энгельс разумея не вооруженную борьбу христиан против существующего социального порядка или борьбу политическую, ибо такого не было, но он указывает на самый характер появления христианства - взрывной, неожиданный . Этот совершенно правильный взгляд с необходимостью требует признать и свое естественное следствие. Революционность исключает полностью какой-либо синкретизм образования данного явления . Синкретизм может быть лишь только следствием эволюции, лепки, постепенного созидания, революционность же образования чего-либо, внезапность полностью исключает синкретизм и говорит об оригинальности данного явления, его принципиальном отличии от имеющегося старого, говорит именно о рождении, а не образовании (прекрасной иллюстрацией данной мысли может служить Октябрьская революция 1917 года. Рождение совершенно нового государственного строя ).

В силу этого отпадает особая необходимость показывать противоречивость образования новой мировой религии из таких взаимоисключающих компонентов, как иудейство и римский политеизм всегда крайне антагонически настроенных по отношению друг к другу. Если бы христианство действительно явилось продуктов разносторонних элементов иудейства и язычества, то оно, с одной стороны, не было бы встречено столь враждебно Римом, не знавшим ереси и широко открывавшим двери для всех религий и философских концепций, с другой стороны - и само христианство не отрицало с такой принципиальностью язычество во всех его разновидностях и законченное “ортодоксальное” иудейство. Но как справедливо замечает

Ф. Энгельс, христианство явилось и “вступило в резкое противоречие со всеми существовавшими до тех пор религиями” (К. Маркс и Ф. Энгельс, соч. т. 19. стр. 313). Отрицая таким образом “все национальные религии и общую всем обрядность, и обращаясь ко всем народам без различия, христианство становится мировой религией”

3. Сама логика вещей требует, чтобы любое революционное движение имело своего вождя. История всех революций не знает таких событий без вождя. Нет основания отказывать в этом и христианству. О том, что Иисус Христос является историческим Лицом, говорят более чем достаточно не больно Новозаветное Писание, древние церковные писатели (мужи апостольские, апологеты), но и свидетельства внецерковные (о них см. ниже). Положительно по существу смотрит на этот вопрос Ф. Энгельс, А. Каждан в вышеуказанной статье пишет: “Энгельс критикует Бауэра за то, что у того исчезает историческая почва в новозаветных рассказах. . . об Иисусе Христе и Его учениках” (называемых позднее апостолами). Иными словами, Энгельс не считает, в отличии от Бауэра, эти рассказы абсолютно легендарными. Он признает, что сведения о палестинском периоде христианства недостаточно достоверны, но все же полагает, что за недостоверными новозаветными “сказаниями” скрывается какая то историческая почва.

Энгельс затрагивает, таким образом, вопрос об историчности Иисуса Христа, затрагивает с большой осторожностью. В одном из его замечаний видно, что Бауэр, отрицая историческое существование полистинского “пророка”, основателя христианской секты, тоже хватил через край. . . Энгельс не принял сверхгипертрофических конструкций Бауэра, отвергающего вместе с полистинским периодом так же и личность Иисуса (там же стр. 100-101). Следовательно, Энгельс, а с ним и Каждан не согласны с выводами мифологической школы. Он пишет: “Историчность основателя христианства. . . доказывается прежде всего научной критикой евангелии. . . Как доказывается? Как, например отнестись к сообщению, что ученики распятого Христа выкрали Его Тело, чтобы воскресить иллюзию учителя? Эта наивная хитрость имеет и предполагает существование реального человека и не имеет ничего с мифами об умирающих и воскресающих богах “. Значение кумранских находок в том, что они показали несостоятельность мифологической школы и покончили с ней, с произвольными толкованиями евангельских легенд” (А. Немировский. Новые данные к старому спору. Ж. “Новый мир” 1969. N1. 9 стр. 266-267).

Относительно места и времени возникновения новой религии А. Каждан в своей статье же пишет: “Энгельс определенным образом формирует свои расхождения с Бауэром”.

Во-первых, “Бауэру пришлось отнести возникновение христианства на полсотню лет позже”, ему это понадобилось для того, что бы “новозаветных писателей представить прямыми плагиоторами Милон и Сенеки. Для обоснования своей датировки Бауэр должен был “отбросить несогласующиеся с этим сообщения римских историков и вообще позволить себе большие вольности при изложении истории”.

Во-вторых, “у Бауэра исчезает и всякая историческая почва для развития новозаветных сказаний о Иисусе Христе и Его учениках, эти сказания превращаются в легенду, в которой фазы развития первых общин и духовная борьба внутри этих общин переносится на более или менее вымышленные личности”.

В-третьих, “по Бауэру, местами рождения новой религии является не Галилея и Иерусалим, а Александрия и Рим”.

. . . Энгельс полемизирует с Бауэром, утверждающим, что местами рождения христианства были не Иерусалим и Галилея, но эллинистический мир и Римская империя. Еще более решительное свое отношение к проблеме места происхождения новой религии Ф. Энгельс формирует в “Книге откровений”: “Христианство, как и всякое революционное движение, было создано массами, оно возникло в Палестине” (К. Маркс и Ф . Энгельс . соч. т. 21 . стр. 8). На первый взгляд этому тезису противоречат не раз приводившиеся в нашей литературе слова Энгельса из статьи “История первоначального христианства”: “Таково было христианство, насколько оно нам известно, созданное в Малой Азии, в его главной резиденции, около 68 года” (К. Маркс “О религии”, М. 196 5г . с. 262) . Но к счастью, мы имеем дело не с противоречием у Энгельса, а с ошибкой переводчика. . . Вся фраза должна быть переведена; “Так выглядело, насколько мы это знаем, христианство в Малой Азии, в своей главной резиденции, около 68 года”. Такой новый период. (Перевод К. Маркса и Ф. Энгельса, соч. т. 22 стр. 98-99). “Так, Энгельс был сторонником теории палестинского, а не малоазиатского происхождения христианства” (А. Каждан, там же стр. 9 8).

“Энгельс датировал рождение христианства примерно второй четвертью 1 века н. э. “(там же стр. 99). “С проблемой датировки возникновения христианства тесно переплетается вопрос о времени создания новозаветной литературы. Критикуя Бауэра, Энгельс писал: “По его мнению, Христианство, как таковое, возникает только при императорах, династии флавиев, а новозаветная литература при Ан-дриане, Антонии и Марке Аврелии” (К. Маркс и Ф. Энгельс, соч. т. 22 стр. 4 27). Подобная гиперкратическая точка зрения, отодвигающая появление Евангелии и посланий к середине и даже третьей четверти II века н. э. представлена в советской литературе преимущественно работами виппера Ю. Д. она, однако, плохо согласуется с фактами. Как известно, Папий Иерапольский, христианский писатель пер вой половины II века, знал Евангелия от Марка и Матвея. . .

Пожалуй, более существенны находки египетских папирусов II века с фрагментами новозаветных таинств. Сюда относятся Манчестерский фрагмент Евангелия от Иоанна, датируемый первой половиной II века; три Оксфордских Фрагмента 26 главы Евангелия от Матвея (конец II века) полный текст Евангелия от Иоанна, переписанный до 200 года (так называемый “Папирус Бодмер 2″), отрывки конца второго века (П. Бодмер XIV-XV). эти находки вошедшие в научный оборот на протяжении 1945-1961 г. г. свидетельствуют, что уже во II веке евангельские тексты были хорошо известны в Египте, и это делает сомнительной гиперкритическую диати-ровку Бауэра-Виппера” (А. Каждан с. 11).

Объективный вывод из этих находок делает профессор А. Неми-ровский. Он пишет; “Недавно стал известен отрывок списка Евангелия от Иоанна, так называемый Папирус Рейдлеиса, датируемый первой половиной II века. Естественно предположить, что оригинал Евангелия от Иоанна, считающегося позднейшим на Евангелии, написан в конце 1 века, другие же Евангелия (от Матфея, от Марка, от Луки), содержащих довольно подробную характеристику основателя христианства относятся к первой половине 1 века . Они написаны через 20-30 лет после трагических событий, которые в них отображены . Единство основного содержания трех Евангелий, не смотря на расхождения в деталях, важный довод против мифологистов. Что касается противоречий в этих произведениях, то они неизбежны, поскольку авторы не могли пользоваться какими то документами. У Иисуса не было биографов, а были лишь истолкователи Его учения, которое в разной среде, при разных обстоятельствах могло излагаться во многом по разному.

Разбор основных атеистических аргументов, преимущественно аргументов мифологической школы, показывает насколько исторически не обоснована точка зрения естественного эволюционного развития христианства . Целый ряд советских ученых-историков и религиоведов последнего времени не согласны с главными положениями мифологов Х1Х-ХХ веков, как противоречащими взглядам Энгельса на первоначальное происхождение христианства. А. Каждан пишет по этому поводу: “Взгляды Энгельса уже давно были известны советским ученым, занимающимся этой проблемой, хотя, как видим, старый перевод оставлял желать лучшего, да и в новом кое-где сохранились неточности. Тем не менее, идеи Энгельса не были использованы в нашей историографии в полной мере; как это не пародоксально, мы пошли (отношу все это и к своим первым работам )скорее за Бруно Бауэром и мифологистами рубежа Х1Х-ХХ веков, чем за Энгельсом. А. Б. Рамович, по сути дела, критиковал Энгельса с позиции мифологической школы. Позднее же возражения Энгельса в адрес Бауэра стали замалчивать и даже, как мы видим, Энгельса старались превратить в противника теории палестинского происхождения христианства. К идеалистическим взглядам, Бауэра и мифологии мы не редко присоединяли вульгарное и экономическое христианства объяснение, рассматривав эту религию, как непосредственный результат революции или восстания рабов”.

Начало пересмотра сложившейся традиции было положено работой С. И. Ковалева, появившейся в 1953 г. (С. Ковалев. Основные вопросы происхождения христианства. М. Д. 1964. стр. 21). Углубленное изучение фактов, преимущественно среднего и молодого поколения. (Е. Штаерман, М. Кубланова, И. Свеницкая, И. Трифонова, С. Аверинцев), позволило отбросить ряд гиперкритических положений. В подобном зигзагообразном движении науки не надо усматривать что то удивительное или тем более позорное: в борьбе с ортодоксальным конфессионализмом не трудно было перейти грань (Ф. Энгельс “О происхождении христианства”, там же стр. 102)

Студентам духовных школ

  1. Комментариев пока нет.
  1. Трекбеков пока нет.
Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.


Rambler's Top100 Рейтинг Сайтов YandeG

seo analysis Рейтинг сайтов Культура / Искусство


Tatarstan.Net - все сайты Татарстана Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет Церкви.com Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU