Главная > Авторские колонки, Студентам духовных школ > Русская религиозная философия - Василенко Л.И.

Русская религиозная философия - Василенко Л.И.

Скачать целиком (880)

Предисловие

Для профессиональной подготовки будущих православных богословов, миссионеров, историков, культурологов и других специалистов-гуманитариев необходим целый ряд философских дисциплин, включающих в себя не только полный курс истории философии, но и курсы философии религии, философской антропологии, философии истории, философских проблем науки и др. «Введение в русскую религиозную философию» — непременная часть этого цикла. Данный курс предназначен в первую очередь для студентов Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета, обучающихся по специальностям 520200 Теология, 022200 Религиоведение, а также для студентов и исследователей других духовных и светских высших учебных заведений, священнослужителей и всех, интересующихся проблемами русской религиозной в контексте мировой философской и гуманитарно-научной творческой работы и православной культурной традиции.

В наше время, как и многие века назад, немалое число православных сомневаются в необходимости изучения философии вообще и русской религиозной философии в частности. Иногда это непринятие получает аргументированное выражение, но часто — нет, как, например, в тех случаях, когда ее именуют «суррогатом богословия». Не углубляясь здесь в вопрос о том, насколько убедительны подобные оценки и соответствующая аргументация, констатируем, что, по крайней мере, часть возможных аргументов против русской философии правомерна, если она связана с поиском Истины в самом серьезном смысле этого слова. Это можно видеть, например, в известной книге о. Георгия Флоровского «Пути русского богословия». Но здесь следует указать на то, что сам о. Георгий весьма основательно изучал русскую религиозную философию и написал много исследовательских работ по разным вопросам ее истории, поэтому его строгие оценки даны не сторонним наблюдателем и тем более не публицистом из современных СМИ, а базируются на тщательно выполненных исследованиях. Эта работа осуществлена на уровне никак не ниже той культуры аргументированного мышления, которую нашим русским философам удалось создать и которой пренебрегать не следует. В этом я вижу положительный пример для себя как для преподавателя и для наших студентов.

Содержание предлагаемого учебного пособия соответствует авторской учебной программе данного курса, составленной на основе Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования по указанным специальностям. Оно согласовано с общим курсом истории философии, читаемом в нашем Университете, и в случаях особой необходимости дополнено кратким рассмотрением некоторых вопросов с привлечением результатов православной богословской мысли.

Предлагаемое учебное пособие является одной из попыток систематизированного изложения общих проблем и тематики русской религиозно-философской мысли, рассматриваемых в русле православной культурной традиции и с учетом результатов православной богословской традиции. В нашем тексте даны экспозиция и анализ русских религиозно-философских задач и их решений, связанных со следующими проблемами:

отношения культурных миров Востока и Запада и места России в этих отношениях;

философия истории в ее соотнесенности с эсхатологической перспективой; творческие возможности русской православной духовной традиции в ответ на вызовы современности;

метафизика Всеединства в разных ее вариантах и ее возможности для решения проблем современного расколотого мира;

философская антропология и вопросы формирования и развития разумно-свободной личности;

социально-философская тематика в связи с вопросами о будущности монархии и демократии в России;

философия религии и философия культуры.

Безрелигиозная философия XIX-ХХ веков оставлена за пределами нашего рассмотрения, поскольку она достаточно полно освещалась в нашей стране раньше и не обойдена вниманием и в современных светских курсах.

Данное «Введение в русскую религиозную философию» включает три основных раздела.

Первый раздел «Проблемно-тематическое самоопределение русской религиозно-философской мысли» посвящен становлению религиозной философии в России в XIX веке, а также тому, как она определила свои основные проблемы и творческие задачи. В содержании данного раздела анализируется, прежде всего, проблематика смысла истории, места России и русского Православия в мировом историческом процессе, также вопросы антропологические.

Второй раздел «Вокруг метафизики Всеединства Владимира Соловьева» раскрывает круг вопросов, относящихся к обоснованию этой метафизики, ее разработке и критической оценке результатов ее применения к решению ранее поставленных проблем русской религиозной философии и тех, которые ввел в рассмотрение Вл. Соловьев. Его творчество отличалось стремлением соединить христианскую веру с творческой работой, в убеждении, что свободный поиск философской истины ведет православного мыслителя к признанию центральности богочеловеческого идеала в истории, культуре и церковной жизни, а также его практическому утверждению в человеческой жизни.

В третьем разделе «Послесоловьевские поиски и разработки ХХ века» рассматриваются вопросы, связанные с выявлением недостаточности предложенных Соловьевым решений и поиском творческих альтернатив. Критически рассмотрены более поздние варианты метафизики Всеединства, а также не связанные с этой метафизикой исследования философских проблем ХХ века, разработки в таких областях, как онтология и теория познания, философия религии, философская антропология, социальная философия, философия истории и культуры.

Автор пособия будет признателен за любые конструктивные замечания по содержанию и изложению материала и выражает глубокую благодарность руководству ПСТГУ и коллегам по кафедре философии за создание благоприятных условий для подготовки этой книги.

Раздел I. Проблемно-тематическое самоопределение русской религиозно-философской мысли

Глава 1. Западники и славянофилы: спор о России

1.1. Петр Чаадаев: Восток, Запад и Россия

Русские западники первой половины XIX века особой глубиной мысли не отличались и в основном увлекались западноевропейскими идеями социально-политической либерализации, прогресса и просветительской деятельности под знаком космополитизма, рационализма и атеизма и общим дрейфом в сторону социализма. Но среди них был один примечательный человек — Петр Яковлевич Чаадаев (1794-1856), друг А. С. Пушкина, талантливый аристократ, которого называли «офицером гусарским» и «русским европейцем». Он не разделял атеизм западников, но солидарен был с ними в том, что общество и власть должны открыть пути просвещенной личности для активной социальной работы, уважая ее право не мириться с окружающим злом. Он размышлял также о тайне мировой истории, понимал, что нет смысла говорить о прогрессе в отрыве от веры в историческое действие Провидения. Ратовал за то, чтобы христиане осознавали и исполняли свое назначение в жизни страны и мира. Это отличало его от западников, которые пренебрегали верой и противопоставили ей свои кумиры — социальный порядок и светски понятый прогресс, земные практические дела, индивидуалистическое самоутверждение личности.

Европа очаровала его успехами в социальной жизни, культуре, науке. Будучи в Париже, он обратился к Богу. Некоторые говорили, что он перешел в Католичество, но это не так. М. Гершензон упрекал его за то, что он не перешел в Католичество, а масон А. И. Тургенев просто обвинял его как католика. Чаадаев, человек весьма одинокий, не знал католической дисциплины и учения, не вникал в догматику и до конца жизни бывал на исповеди и причащался в православном храме в Москве на Басманной. Он придавал непомерно большое социально-историческое значение Католичеству и крайне занизил духовное значение Православия — как византийского, так и русского. Он дистанционно восхищался социальной активностью Католичества и, пренебрегая Протестантством и светским гуманизмом, приписывал католикам определяющую роль в культуре Европы, в улучшении нравов, в науке, литературе, философии, искусстве, в социальных изменениях и политике.

Слова молитвы Господней «да приидет Царствие Твое» он поставил эпиграфом (по-латински) к своему главному труду – «Философическим письмам» – и интерпретировал их так: христианство должно созидать Царство Божие на земле в виде христианской цивилизации. Он внес Царство Божие в план истории — это ошибка. Христос не для того пришел, чтобы предложить проект новой христианской цивилизации. Но Чаадаев приписал ей высший провиденциальный смысл и призвал каждого войти в мировую работу по ее созиданию, а также воспитать в себе духовную солидарность в общем деле. Эта солидарность требует формирования мирового христианского сознания, в котором, как он считал, сольются все нравственные силы мира в одну силу.

Глобализация сознания, решил он, справится с ошибками индивидуального разума и с индивидуализмом вот почему. Изначально, считал Чаадаев, человек обрел разумность от Бога в саду Эдемском, когда Бог беседовал с человеком. После грехопадения свет разума озаряет каждое отдельно взятое мыслящее существо через социальную среду, хранящую традицию памятования о былом единстве с Богом, а после Воплощения — через мировое христианское сознание. Оно формируется из объединенного опыта веков христианской работы, в которой преображался мир и менялось понимание людьми всего происходящего, приоткрывалось восприятие тайны истории. Индивидуалистический отрыв от этой вековой традиции, совершает ли его отдельный человек или некоторое сообщество, закрывает доступ к истине.

Разум отдельно взятого человека все же способен, считал он, даже и при не благоприятствующем социальном окружении, приобщаться мировому сознанию через пристальное внимание к вековой традиции и через интуицию, которая озаряет его мышление свыше. Интуиция вводит в понимание «тайны времен», сокрытой в глубине исторических событий. Благодаря этому человек становится участником работы высшего мирового сознания. Посвящение разума в «тайну времен» подчиняет его высшему промыслительному действию, ведущему ход событий. Человек, предлагал Чаадаев, сам должен свободно захотеть подчиниться и принять, что мировое христианское сознание — от просвещающего его истиной Бога, согласившись, что если Бог является Господом истории, то все в истории таинственным образом Ему повинуется. Поэтому мы сами должны дать мировому сознанию действовать в нас, отведя свое эго на второе место.

Авторские колонки, Студентам духовных школ

  1. Комментариев пока нет.
  1. Трекбеков пока нет.
Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.