Инквизиция. Взгляд со стороны.

img_0661_1

Скачать (1013)

Полагаем, будет интересно читателям узнать, что есть немного иной взгляд на средневековую инквизицию.  Взгляд правосланого религиоведа.

Религиовед Железняк С.Е.

Инквизиция

Хуан Антонио Льоренте, автор «Критической истории испанской инквизиции» сам жил в то время, когда еще в Испании существовала инквизиция, расследовавшая различные случаи еретичества. По мысли проф. С. Г. Лозинского, недостатки работы автора заключаются в его убеждениях и исходящих отсюда его личных оценках: Хуан Льоренте оставался верующим, католиком (но стремился к «свободной Церкви» - Церкви времен Вселенских Соборов, а значит, по сути, стоял на позиции возвращения к Православию). Стоял на реакционной позиции (отсутствие обычной веротерпимости, стремление очистить страну от еретических учений). Вопросов к самой книге не имеется, наоборот, этот труд отличает весьма обширный архивный материал инквизиции (сам Льоренте был специалистом по каноническому праву, а также одно время – комиссаром инквизиционного трибунала).
Предпосылки религиозной нетерпимости в христианстве бывают самые различные. Главное, что их объединяет, является с одной стороны невежество в вопросах веры, а с другой – ревность, граничащая с фанатизмом. Льоренте приводит исторический экскурс по вопросу отношения Церкви к еретикам (Глава I). Так, первоначально была только практика увещания. Церковь не запрещала обращаться к книгам еретиков, если в них не содержалось ложное учение. Единственная мера, используемая против еретиков в ранней Церкви, было отлучение от евхаристического общения.
Льоренте видит начало нетерпимости в позиции римских императоров. С одной стороны, римское государство было довольно лояльно к самым различным верованиям. Оно достаточно легко «абсорбировало» самые различные культы и религиозные учения, если они вписывались в структуру греко-римского политеизма, либо были достаточно древними (древность культа была здесь вообще главным критерием). Как известно, гонения на христианство объяснялись: 1) новизной религии; 2) отрицанием язычества христианством; 3) наличие в христианстве таинственности. По этим же причинам были гонения на манихеев и на некоторые философские кружки. Инициаторами более строгих мер против нарушителей религиозного мира были императоры. Если римский император Константин признал равенство христианской религии с другими, то император Феодосий спустя 67 лет объявляет христианство обязательным вероисповеданием, начинаются гонения на еретиков. «Закон повелевал подвергать их высшей мере наказания, конфисковать их имущество в пользу государства и поручал префекту претории учредить инквизиторов и доносчиков. (9-й закон против еретиков)». Большинство законов против еретиков преследовали цель не наказать еретика (и тем более, смертной казнью), а пресечь то зло, что он творит, обуздать. Итак, позицию светской власти можно охарактеризовать как ревность к порядку, дисциплине и в государстве, и в Церкви. Церковь никогда не была отделена от государства, религия во все времена (кроме нынешнего) была неразрывно вплетена в жизнь человека, общества, государства.
Религиозная нетерпимость коренится и в невежестве масс. Большинство людей принадлежало к тем варварам, у которых сохранилось учение друидов, запрещавшее общаться с теми, кто отлучен жрецами. Известно также, что одним из поводов к иконоборчеству было невежество народа в вопросах отношения к иконам и их почитания. Если первоначально Церковь считала колдунов, ворожей и обращающихся к таковым лишь заблуждающимися людьми, верящим в различные языческие басни (и, соответственно, наказывала таковых епитимиями – воспитательными мерами), то в последствии, когда народные заблуждения стали все более укореняться и проникать в церковную иерархию, стало повсеместно в Западной Европе формироваться мнение о колдунах как о людях, приносящих реальное, физическое зло (malefici) и к ним стали применяться, по сути, уголовные санкции. «Молот ведьм» дает достаточно развернутую характеристику (вся первая часть посвящена вопросу реальности зла, творимого такими людьми. Мнение известного религиоведа диакона А. Кураева таково, что ведьмы сначала сами верили в свою магическую силу, они убедили сначала народ, а потом и иерархов в своем могуществе. И, как следствие – последовала естественная реакция защиты от них. Первоначально все, что касается этих суеверий – было в ведении одной Церкви, епископских судов, но в конце XIV века эти вопросы переходят в юрисдикцию светского суда.
Третьей предпосылкой является соблазн власти. Римский престол болен этой страстью много столетий. Первоначально этот соблазн вылился в возвышении римского престола над всеми остальными в единой Церкви. Позднее – как жажда политической власти в Западной Европе, чего он и смог добиться. К XI веку сознание народа было уже достаточно обработано, что, когда были провозглашены походы против еретиков и неверных, народ принял это как вполне естественное. Более того, все погибшие на такой войне получали индульгенцию – списание грехов. Фактически, к началу XI века сложились все эти предпосылки.

Буквально слово «инквизиция» означает сыск, исследование (лат. inquisitio), цель создания института инквизиции – поиск ереси, а затем и борьба с ересями и наказание еретиков. К XIII веку сформировалась идея, что одного только запрета общения с еретиками недостаточно, необходимо пресекать их деятельность, бороться не только с ересями, но и с самими еретиками. Оправдание этому находили в аллегории о двух мечах апостола, о смерти Анании и Сапфиры; при этом совершенно не заботились о непосредственных указаниях Писания о еретиках.

Религиозная нетерпимость в Европе достигла, фактически, «критической массы» еще в IX веке. Еретик Готескальк на соборе 849 года во Франции был лишен священства и на основании уже сформировавшихся репрессивных правил присужден к тюремному заключению и к ста ударам кнута. На костер стали посылать уже два столетия спустя – в 1022 году (то есть, незадолго до окончательного отпадения Рима от Православия) в Орлеане были обнаружены еретики. После бесплодных увещеваний они были отлучены от Церкви и по решению короля сожжены на костре. В числе казненных был даже духовник королевы. Во многом поощряли рвение светской власти в этих и других крайних мерах индульгенции, раздариваемые римским Престолом всем, кто борется с ересями. Это было возможно в силу того, что папский авторитет стал сильно расти, некоторые короли стали, по сути, вассалами папы: могли отлучить от Церкви и даже лишить трона строптивцев.
Следующий виток церковного тоталитаризма – инициация папой войны против еретиков. Начавшиеся крестовые походы против иноверцев-магометан были восприняты как должное, и папа Александр III организует борьбу с еретиками силой оружия в самой Европе. «Яркой вехой» является Латеранский собор, который выработал следующую позицию: не одобряя обычая наказаний, при которых проливается кровь еретиков, церковь не отказывается от помощи для их наказания (страх смертной казни иногда душеполезен). Папа Александр не довольствуется отлучением от Церкви еретиков и их приверженцев; более того, папа увещевает взяться за оружие для уничтожения этих еретиков и дарует за это отпущение грехов. Вассалы-еретики должны быть приведены в состояние рабства и лишены имущества; и все, кто умрет в войне с еретиками, получат отпущение грехов и вечную награду. Что касается алчных феодалов, то, как можно отказаться от войны, которая приносит немалый доход и гарантирует рай?
Отправной точкой инквизиции можно принять 1184 год: Веронский собор под председательством императора Фридриха I определил, что еретик, не сознавшийся в своем преступлении, будет выдан светскому правосудию. Как определенный институт, она начала свою деятельность в 1208 году: при папе Иннокентии III аббат Арно организует крестовый поход против Раймонда VI и альбигойцев. Крестоносцам дарованы индульгенции.
Объектом деятельности инквизиции были всевозможные еретики: вальденсы, катары, альбигойцы, манихеи и тамплиеры (храмовники). К ним присовокупляли полухристиан-полуязычников и некоторых евреев. Большинство еретиков не признавали церковную иерархию, но имели свою, многие не признавали догматов Церкви, или же толковали их превратно. Часть еретиков следовала более строгому аскетизму и морали, что было весьма эффектно в деле проповеди своего учения среди христиан-католиков, при этом выдавали сами себя за истинных христиан. В этом отношении они нарушали церковный мир. Языческое мировоззрение в средневековой Европе было достаточно распространено (особенно – среди простого народа), и принимало форму смеси с христианством. Подобное явление можно встретить и сейчас, но в гораздо меньшем колорите. Адепты народных культов сами заявляли о своем знании тайных сил, а простой народ верил этому, почитал их и боялся. Все беды воспринимались следствием чародейства, отсюда и гнев народа на колдунов и ведьм. Если в восточном христианстве (православии) всё язычество воспринималось духовенством лишь как простое заблуждение, не могущее принести реального физического вреда, то в Западной Европе вера в силу колдунов достигла и высшего духовенства. И, как следствие – борьба с ними. Церковь не боролась открыто с евреями-иудаистами, объектом инквизиции были в первую очередь те, кто ложно принимал крещение и продолжал исповедовать иудаизм, маскируя его под христианской маской. Объектом внимания со стороны инквизиции были и мориски – обращенные из мусульманства, хотя к ним отношение было более мягкое, чем к новохристианам-евреям. Заслуживает внимания и тот факт, что инквизитором не мог быть тот, в ком была еврейская или арабская кровь. В христианском средневековом государстве было выгодно быть христианином, и находились такие, которые были готовы получить эту выгоду. Инквизиция обрушилась также и на протестантов, которые воспринимались однозначно как еретики. В борьбе с протестантами германская инквизиция затмила своими жертвами все остальные: по некоторым данным во время религиозных войн в Германии погибло более половины ее населения. Причем, палачи не брезговали даже детьми. В Вюрцбурге примерно половина сожженных – протестанты, и кроме того, каждый пятый – ребенок (мальчики и девочки до 14 лет возрастом).
Инквизиция сформировалась как специальный монашеский орден с широкими полномочиями, данными непосредственно папой. Основателем этого ордена был Доминик (Даминго) де Гусман, каноник ордена св. Августина, занимавшийся обращением в католичество альбигойцев. Папа Иннокентий III не успел дать инквизиции устойчивую форму и его дело завершил папа Гонорий. Помощниками в этом деле были определены францисканцы, которых посылали в те провинции, где не было доминиканцев. Очень скоро полномочия инквизиторов выделяются специальным указом (бреве): инквизиция могла приостанавливать действие городских законов, если они препятствовали делу сыска еретиков. При расследовании и судопроизводстве было разрешено не оглашать имена свидетелей (т.е., использовать тайные показания). Папа Урбан IV предоставил привилегию, состоящую в том, что инквизиторы не могут быть никем отлучаемы от Церкви или отрешаемы от священнослужения, кроме папы или по специальному апостолическому поручению, и что они могут освобождать друг друга взаимно от всякого рода отлучения. То есть, инквизиторы были выведены из ранга простого духовенства и поставлены над всей церковной иерархией, подчиняясь одному только римскому престолу.
Реально инквизиция борется не только с еретиками, ее оружие используется также и в политических целях: одного мимолетного знакомства с обвиняемым в ереси было достаточно, чтобы наложить епитимию кающегося, и тем самым, покрыть несмываемым позором; а укрытие или пособничество в бегстве рассматривалось гораздо строже. Антонио Льоренте посвятил всю 26-ю главу первого тома описаниям политических преступлений инквизиции.
Инквизиция, в виду широких своих задач, формируется как постоянно действующий трибунал, в Испании главным инквизитором в конце XV века был поставлен Томас Торквемада. Король Фердинанд создал королевский совет инквизиции, почетным и пожизненным председателем которой стал великий инквизитор, в результате чего в поле деятельности инквизиции оказались самые различные дела как церковной, так и светской юрисдикции. Параллельно с организацией инквизиции издаются различные для нее законы, по которым она наделялась огромной властью. Анализ этих законов говорит о том, что инквизиторы часто были движимы жаждой наживы – в законах подробно фигурируют такие меры наказаний, как конфискации имущества, штрафы (уже умерших, которые уже и покаяться то не могут). Широко внедряется практика пыток – при наличии полуулик. В свете этих законов для еретика существует один только шанс: покаяться в установленные для этого срока время, нести длительную епитимию (сопоставимую с такой, сто существовала в первые века христианства.
Инквизиция преследует не только самих еретиков, но и их литературное и художественное творчество. Она занимается составлением каталога запрещенных книг, изымает их из библиотек, хранилищ. С одной стороны, это вполне благое дело, когда касается книг по колдовству, явных еретических и антихристианских. С другой стороны, уничтожаются и менее вредные (протестантские) и вообще безобидные (книги Эразма и других философов). Запрещаются также различные картины и гравюры.
С правовой точки зрения в судебном процессе трибунала инквизиции используется посылка, что подозреваемый, скорее всего, виновен – презумпция виновности. Так, обвиняемый не может пользоваться показаниями своих родственников в защите, а сторона обвинения - может. Функция адвоката не защитить человека, а только в правдивых показаниях [читай – чистосердечном признании], смягчающих вину; адвокат не имеет права быть наедине с обвиняемым. Получается: единственное, что может спасти человека от эшафота аутодафе, или пожизненного заключения, это отсутствие прямых улик против него. Защититься же и быть оправданным весьма сложно, для этого чаще всего необходимо полное отсутствие любых (даже косвенных) улик и большая осторожность в словах, чтобы не оговорить себя. Если о человеке идет дурная молва, то лучшее, что может последовать – это церковное каноническое очищение. Инквизиторы, впрочем, оправдывали и освобождали подозреваемых, если они были оговорены из зависти, корысти, или по невежеству доносителя, если при этом жертва могла доказать непричастность ересям и чистоту происхождения. Диакон Андрей Кураев приводит интересные данные на этот счет.
Итак, однозначную оценку дать инквизиции довольно сложно. Она являлась как сдерживающим фактором (без нее суд Линча залил бы всю средневековую Европу гекатомбами жертв Молоху), так и наоборот, подозрительность и жажда наживы и невежество соблазняли простых людей и инквизиторов на доносительство и расправу. Борьба с ересями, сектами и изуверством – дело благое, но велась она не по-евангельски и не с целью привести заблуждающегося к истине, а уничтожить как физически, так и духовно.

Из работы были удалены все ссылки на использованные источники. Если у читателя возникли вопросы, просьба их направлять на сайт - “оставить отзыв”

Авторские колонки, Главная, Секты, Студентам духовных школ

  1. Комментариев пока нет.
  1. Трекбеков пока нет.
Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.


Rambler's Top100 Рейтинг Сайтов YandeG

seo analysis Рейтинг сайтов Культура / Искусство


Tatarstan.Net - все сайты Татарстана Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет Церкви.com Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU